23 ноября 2017, 01:01
  • USD 1,96
  • EUR 2,04
  • RUB 0,03
  • UAH 0,08

Мама ребенка–инвалида: мне приходится доказывать, что мой сын нуждается в оздоровлении!

По официальной статистике на 2015 год в Беларуси на учете в органах по труду, занятости и социальной защите состояло 536,8 тыс. инвалидов (243,4 тыс. мужчин и 293,4 тыс. женщин), в том числе 27,4 тыс. детей в возрасте до 18 лет.

В Беларуси социальная защита людей с ограниченными возможностями является одним из приоритетов государственной социальной политики и направлена на улучшение качества жизни инвалидов, создание им равных с другими гражданами возможностей участия в жизни общества. В систему социальной защиты инвалидов входит их социальная поддержка со стороны государства в виде денежных выплат (пенсии, пособия, государственная адресная социальная помощь), обеспечение техническими средствами социальной реабилитации, включая кресла-коляски, протезно-ортопедические изделия, печатные издания со специальным шрифтом, звукоусиливающую аппаратуру и сигнализаторы, а также оказание социальных услуг и услуг жилищно-бытового обслуживания. Сюда же входит и обеспечение санаторно–курортного оздоровления.

Однако, как оказывается, информация на сайтах госструктур и реальность – не одно и то же. В редакцию Гомельской доски объявлений  kamora.by обратилась многодетная мама Елена Орлова, воспитывающая ребенка-инвалида. На протяжении нескольких лет гомельчанка оббивает пороги Гомельского областного управления Республиканского центра по оздоровлению и санаторно-курортному лечению населения с надеждой получить желанные путевки: «У меня многодетная семья, я мама четверых прекрасных детей, один из них ребенок–инвалид. Каждый год по законодательству нам положено оздоровление с реабилитацией в санаториях республики. Как только мы обращаемся в структуры для получения положенных нам путевок, нам отказывают, ссылаясь на отсутствие мест и нехватку специализированных санаториев».

Статистика на сегодня такова: около 2500 нуждающихся в оздоровлении детей инвалидов. При этом предусмотрено несколько видов выдачи путевок для детей инвалидов. Это льготные бесплатные направления, социальные (выдается отцу на работе и за них необходимо заплатить 15% от общей стоимости) и чернобыльские (выдаются по Чернобыльской программе). К тому же, несколько лет назад в случае несвоевременного предоставления путевок для ребенка инвалида, государство выплачивало родителям компенсацию. Сейчас же такой процедуры нет. Поэтому, соответственно, ответственности никакой.

По данным информации с сайта Республиканского центра по оздоровлению и санаторно–курортному лечению, специализированные санатории для лечения детей с ДЦП – это белорусские учреждения в Литве и Латвии. Кроме них, предлагается лечение в России (Сочи и Туапсе) и на территории Беларуси. Таким образом, теоретически, подсчитав количество всех мест в предложенных оздоровительных организациях, все нуждающиеся дети обеспечены путевками. Однако реальность показывает другие факты.

«Есть только один специализированный санаторий для детей с ДЦП в Литве. Но там всего 500 койка мест. Получается, один ребенок инвалид может оздоровиться там раз в 4 года. Однако уже третье лето корпус для детей-инвалидов забрали и продают путевки обычным туристам. – рассказывает мама «особенного» ребенка Елена Орлова.- Раньше была возможность поехать в санаторий «Приднепровский» в Рогачеве. Но с 2009 года 85% путевок скупают россияне, которым «неприятно лицезреть детей-инвалидов». Поэтому руководство санатория с 2009 года не берет на оздоровление наших детей, хотя там есть специализированный корпус для ребят с ДЦП. В этом году я снова подняла этот вопрос, на что был получен ответ, мол, в корпусе для детей инвалидов необходимо делать техперевооружение. Поэтому путевок туда не выделяют»

Практически все отзывы на сайте санатория "Приднепровский" оставляют россияне.

 

Елена сообщает, что санаторий «Ружанский» в Брестской области, принадлежащий Нацбанку, выделяет в год около 70 мест для "особенных" детей. А этого катастрофически мало. «В Ружанах выделяют путевки для инвалидов для отвода глаз, в основном, там отдыхают туристы. В санаторий «Белая Русь» в Туапсе, как мне рассказали, могут ехать на оздоровление дети инвалиды с трех до 6 лет. Когда возраст моих детей был подходящий для поездки туда, путевки нам никто не предложил. Санаторий «Юрмала», на сайте которого находится информация о том, что учреждение предоставляет около 200 коек мест для оздоровления детей с синдромом ДЦП, по словам руководителя Минского центра по оздоровлению, не предназначен для лечения белорусских инвалидов. Как один из вариантов оздоровления – санаторий в Крыму. Но сейчас туда очень трудно добраться. Маме с ребенком дорога туда и обратно обойдется в 500 евро. Прибавить еще некоторую сумму денег, которую необходимо потратить на лечебные процедуры, поскольку не все бесплатно. Конечно, путевки выделяются, но совершенно не в таком количестве, в каком необходимо» – рассказывает гомельчанка.

Елене предлагали также оздоровление в Ченках, однако санаторий там абсолютно не оборудован для лечения детей с ДЦП: нет ни специального лечения, ни квалифицированных инструкторов.

«Когда мы самостоятельно начинаем изучать этот вопрос и мониторить сайты санаториев, узнаем много интересных фактов. Большинство оздоровительных учреждений, в которых теоретически мы можем лечиться, принадлежат частным лицам, поэтому квот и участия в тендерах подается крайне мало. Есть информация, что в 2018 году планируется под Минском построить санаторий для детей инвалидов на 1000 мест. Однако это только через два года! А что нам делать сейчас? И вот каждый год нам, родителям детей-инвалидов, приходится с боем выбивать для наших малышей путевки. Мы оббиваем пороги, пишем, просим то, что нам положено получать по законодательству!» – не скрывает своего возмущения Елена Орлова.

По словам женщины, в Гомельском центре по оздоровлению завели написанные от руки тетради, якобы прошнурованные и подписанные и создали очередь по выдаче путевок нуждающимся. Родителям не показывают этот рукописный документ, со списком ознакомиться невозможно: «Когда я попросила вывесить список на дверях каждого района, мне сказали, что «это не ваше дело, это наши внутренние распоряжения и, вообще, нечего нам указывать, что и как делать». Хотя я знаю трех людей (при власти и погонах), которые со здоровыми детьми отдыхают в том же Друскининкае каждый год. Судя по всему, тетрадь ведется для отвода глаз. Однако я все–таки добилась того, чтобы мне показали документ: все листы перечеркнуты, исправлена очередь, вписываются люди вперед… В феврале этого года по очереди я была 9 на поездку в литовский санаторий. В июле я была 7 или 8 (они не могли определиться), а в августе я уже оказалась снова 9. После не очень приятного разговора с директором Гомельского центра оздоровления С.В. Бондаренко, я записалась на прием к руководителю Республиканского центра по оздоровлению и санаторно-курортному лечению».

Руководство вышеназванной инстанции заверило женщину, что в каждом районе города есть свои специалисты, которые занимаются сбором информации, они же и должны подавать запросы в Минск. Исходя из полученных запросов, в столице выдают необходимое количество путевок на области. На это сотрудникам тоже есть что ответить: сами родители должны заниматься всей подготовкой бумаг. «В итоге нам приходится самим искать места, самим договариваться, самим выбивать путевки… Зачем тогда работает центр оздоровления?» – негодует Елена Орлова.

Когда проблема с направлением на оздоровление, казалось бы, решена, возникают иные трудности: «В августе мне позвонили с гомельского центра по оздоровлению и предложили путевку отцу, за которую он должен будет заплатить 15% от всей стоимости. Однако проблема в том, что один папа не сможет справиться с двумя детьми инвалидами, когда каждый ребенок нуждается в сопровождении. Я, находясь дома, не в состоянии смотреть за всеми детьми. У нас есть няня, которую мы «выбили» через райсобес, она помогает мне ухаживать за детьми. Как же все–таки решить проблему по оздоровлению детей? В гомельском центре даже и не слышали, что для каждого ребенка нужен свой сопровождающий. В минском центре обещали подумать и решить эту проблему в течение ближайшего времени»

Между тем, количество семей с двумя детьми инвалидами в Гомельской области немало. В основном, это 3-4 стадия утраты здоровья, когда дети практически не ходячие. Мамам физически очень сложно оставить малышей на руках под присмотром других людей, найти время и ходить «выпрашивать» положенные путевки. Но это, как оказывается, еще полбеды: «Когда я прихожу к директору Гомельского центра по оздоровлению Бондаренко, он судорожно начинает бегать и доказывать мне, что моим детям не положено лечение, искать брошюрки, которые подтверждают его слова. Я ему приношу медицинские документы, в которых все указано, а он мне еще палки в колеса вставляет, чтобы я вообще не пользовалась путевками» – заключает Елена Орлова.

Во всей этой длинной истории между строк прочитывается печальная суть: то драгоценнейшее время, которое требует к себе любой ребенок, а инвалид в особенности, женщинам приходится тратить на выяснение «отношений» с госструктурами, на просьбы предоставить тетради с очередями, на написание заявлений и прошений… К большому сожалению, такая проблема стоит не у одной этой семьи.

«Мне тяжело, пройдя все испытания, уже не боюсь ни черта, ни дьявола! Но за своих детей я буду стоять горой. Я не прошу неземных благ для них, а только то, что им положено. Сейчас мне пообещали дать путевку с 5 декабря, но я уверенна, что в следующем году опять будет тишина. И куда идти дальше я уже не знаю… Только попасть на прием к самому президенту, если будет возможность» – подытоживает многодетная мама Елена Орлова.

Евгения Крещук, kamora.by 


Предложить свою новость
Добавлено: 09.10.2016


Написать комментарий:
Добавить
объявление
Наверх